Клуб любителей поднять тост за науку
Rambler's Top100
Физтех-ПорталАрхив ЗаНаукуНЕПЕЧАТНОЕСправочнаяО САЙТЕФизтех-ФорумАрхив ЗаНаукуНЕПЕЧАТНОЕСправочнаяО САЙТЕФизтех-Форум
 Поиск
 Свежие комментарии
Готовится к выпуску книга воспоминаний ректора МФТИ Н. В. Карлова
Мороженое + Малютка = Экстаз!
Торты против Хлеба со сгущенкой
Президент Путин выбрал лучших в МФТИ
Прошло собрание профпрепсостава МФТИ
Прочь от выборов
Все страньше и страньше...
О сайте
Физтех-Шлембурже - вызов будущему нефтяной и газовой индустрии
Приняты важные решения
 Материалы сервера
Версия для печати Версия для печати

Физтех должен быть впереди


Выступление министра образования и науки РФ А. Фурсенко в КЗ МФТИ 13 октября 2004 года

Добрый день! Сегодняшнее мое выступление - не программное. Довольно давно мы договаривались с Николаем Николаевичем Кудрявцевым, вашим ректором, что я приеду на Физтех - посмотреть и ответить на вопросы. Но прежде чем отвечать, я изложу свои взгляды. Прошу относиться к этому не как к истине в последней инстанции, а как к личной точке зрения, которая разделяется многими коллегами. Сейчас идут дискуссии, зачастую очень эмоциональные, по поводу стратегии развития науки и инноваций. Мне важно выслушать вашу точку зрения на этот счет.

Что такое вообще научно-техническая сфера в любой стране и в нашей в частности?.. Есть крайности, в которые время от времени нас (и не только нас) бросает. Это когда наука рассматривалась не только как экономическая субстанция или направление, связанное с обеспечением национальной безопасности, но и является вопросом имиджа. Все это очень важно, но никакого отношения к рынку не имело. Поэтому значительная часть наших разработок, не только имеющих фундаментальный характер, но и сугубо прикладных, рассматривалась абсолютно вне связи с экономикой. Государства и ученые напрягались, добывали деньги, зачастую на то, что, в общем, по большому счету, никому было не надо.

Вообще позиция ученого (старшего научного сотрудника или - после реформы - главного научного сотрудника в Академии наук) в Советском Союзе была замечательной - мы могли удовлетворять свое научное любопытство за государственный счет. По себе помню - это было очень интересно, плюс относительно обеспеченная жизнь. Конечно, мы несли ответственность перед своими коллегами, перед собой, но это было, в общем, все-таки свободное творчество. К сожалению, эта жизнь закончилась, и больше ее никогда не будет. Сегодня мы вынуждены считать деньги (делали это и раньше, но совсем по-другому). Сегодня ни одна страна в мире - ни Штаты, ни объединенная Европа, ни Китай и Корея - не могут позволить себе заниматься наукой, создавая стратегические запасы знаний и не привязываясь к тому, зачем это надо. В этом есть свои минусы. Огромное преимущество, советской науки - она не была прагматичной, привязанной к каким-то конкретным результатам. Это была, мне кажется, относительно свободная зона свободного творчества относительно свободных людей. Это было очень здорово.

Теперь, имея в виду стратегию развития науки и технологий в России, мы точно не должны потерять это конкурентное преимущество, среду, в которой возникали новые знания, не привязанные к каким-то конкретным требованиям. Как говорил великий советский поэт Светлов: «Я могу жить без необходимого, но не могу жить без лишнего». Потеряв это «лишнее» мы можем утратить одно из своих огромных достоинств, потому что сегодня преимущества любой страны определяются тем, что у нее есть такого, чего у других - нет. Это общий закон в нашем глобальном, сильно связанном и переплетенном мире.

У каждой деятельности есть две стороны медали. Одна - мы отличаемся от других, развивая наши центры превосходства и уникальности, другая - мы должны иметь инфрастуктуру, позволяющую менять свое уникальное на паритетной основе, получая за это хорошую цену.

Какие принципиальные пункты я вижу в стратегии развития науки и технологий в России. Первое, как было уже сказано, мы должны обеспечить сохранение и развитие научной среды, обеспечивающей генерацию знаний. К этой среде относятся не только чисто научные институты, но и образовательные центры. То есть система, которая создана до нас и доказала свою эффективность, должна быть сохранена.

Но… еще Петр Леонидович Капица говорил, что каждый научный институт так же, как и человек, имеет свой возрастной цикл - юность, зрелость и старость, в общем, волей-неволей, должна придти и смерть. Капица был великим человеком, он мог себе позволить говорить то, что думает. Мы все согласны с тем, что есть юность и зрелость, но мало кто может согласиться с тем, что приходит старость и в плане человеческом, и в плане организационном, тем не менее, это так. У нас есть сегодня ряд научных центров, институтов, которые в полном смысле слова находятся в периоде своей зрелости, расцвета, и мы должны их сохранить, при этом, не привязывая существование этих институтов к рынку, к выдаче каких-то конкретных результатов, мы должны их сохранять, потому что они обеспечивают базу для возникновения новых идей, новых знаний. Это относится и к ведущим образовательным центрам, к ведущим университетам. Когда я говорю слово «ведущий университет», то не привязываюсь ни к какому административному и формальному разделению. Каждый из нас знает, кто чего стоит «по гамбургскому счету». Эту среду надо сохранять. Для этого, на мой взгляд, должна расходоваться определенная доля бюджета науки. Повторяю - не определенная сумма, а определенная доля.

Вторая составляющая политики - выделение научных приоритетов. Вопрос сложный и больной. Он порой вступает в некоторое противоречие с корпоративной этикой, ведь то, что какое-то направление попало в приоритет, не означает, что другие направления хуже. Просто должен быть ряд критериев, определяемых научным сообществом, затем, в рамках этих критериев необходимо определить направления, на которых мы должны сосредоточить свои ресурсы, которые у нас, к сожалению, весьма ограничены.

Конечно, можно отказаться от выделения приоритетов, и все деньги, которые идут на фундаментальную науку, на поисковые исследования распределить, по ведущим институтам, но, мне кажется, что это неправильно. Приоритеты все равно будут выстраиваться сами, и если мы не выстроим их на основе каких-то объективных, согласованных научным сообществом критериев, то они будут выстраиваться по другому принципу, принципу близости к тому или иному чиновнику или к тому или иному большому начальнику. В этом случае, думаю, опасность гораздо больше.

Наконец, еще есть два направления, которые, с моей точки зрения, тоже лежат в сфере ответственности государства. Во-первых, это поддержка инновационных проектов, проектов, на конце которых появляется экономический результат. В определении перечня этих проектов, по-видимому, наряду с научным сообществом должны участвовать люди, представляющие бизнес, экономику. Хочу, чтобы вы обратили внимание - и в том, и в другом случае я говорю не о чиновниках, их роль заключается не в определении, а в организации работы по определению приоритетов. Вообще, страшен соблазн человека, находящегося у власти - порулить процессом, и если не будут выработаны четкие правила, публично оглашенные, то так или иначе этот соблазн будет реализован, поэтому призываю эти правила определять и ими руководствоваться. Минимальный опыт поддержки у нас есть. Что-то получается, что-то не очень, но считаю, что это путь не тупиковый, во всем мире в той или иной степени государство в поддержке инновационных проектов участвует, причем участвует не только там, где у него есть прямые интересы.

Во-вторых, это создание инфраструктуры для поддержки инновационного развития. Решение проблем, связанных с трансфером технологий, с защитой интеллектуальной собственности, созданием комфортных условий для разработчиков, которые вышли из научной среды. Государство, на мой взгляд, несет ответственность за диверсификацию экономики. Мы не можем все отдать на откуп рынку, потому что рынок будет всегда искать «под фонарем» - то, что проще, то, что безопаснее, и то, что видно сегодня. Влияние на развитие - не только прямое, но и косвенное, - через развитие инфраструктуры, позволяющей ближе сотрудничать бизнесу и науке - государство должно иметь. Есть ряд инструментов - часть из них работает в России уже сегодня - это фонды поддержки: Российский фонд социологического развития, Фонд поддержки малых предприятий в научно-технической сфере; создаются инновационные центры, поддерживаются технопарки при ведущих учебных заведениях, сейчас мы создаем Центр трасферных технологий.

Помимо технологической инфраструктуры очень важна инфраструктура в сфере законодательства - это позиция нашего министерства, которая, к счастью, находит поддержку в Правительстве в целом. Интеллектуальная собственность, создаваемая разработчиками за государственные деньги, должна бесплатно передаваться разработчикам при одном-единственном условии: эти разработки должны использоваться для введения в хозяйственный оборот внутри страны, для введения в экономику. Это так называемый либеральный подход в области интеллектуальной собственности, он применяется практически во всем мире, и мы считаем, что это существенная и, может быть, единственная мотивация для разработчика - всерьез заниматься не только поиском новых знаний, но и использованием их в реальной жизни.

Я обозначил основные направления. Подробнее и конкретнее - в ответах на ваши вопросы.


наверх | на главную